Если вы хотите понять, что так и что не так с современной танцевальной музыкой, то снимите розовые очки и проследите путь, который американский продюсер Baauer проделал за последние 4 ...

Умри, Harlem Shake! Как Baauer победил своего Франкенштейна

Е

Если вы хотите понять, что так и что не так с современной танцевальной музыкой, то снимите розовые очки и проследите путь, который американский продюсер Baauer проделал за последние 4 года.

Для большинства россиян знакомство с Бауэром и его надоедливым хитом «Harlem Shake» началось не с официального релиза на лейбле Diplo Mad Decent, а годом раньше, когда паренек выпустил песню бесплатным релизом для блога Jeffrees. С момента ее выхода прошел почти год, и вдруг она стала саундтреком к ютубовскому ролику, в котором 4 студента в странных костюмах странно танцевали. Дальше вы и сами все знаете – интэрнет сошел с ума, ролик стал вирусным, а на ютубе появилось 12 тысяч записей с этим диким танцем.

Как раз в это же время журнал Billboard и организация Nielsen изменили правила составления чартов, добавив новую метрику в виде просмотров на YouTube. «Harlem Shake», который к тому моменту посмотрело/послушало уже почти 50 миллионов чел, вмиг стал хитом номер один. Неплохо для парня, который год назад считал успехом релиз для tumblr-блога, правда? Интересно, что вместе с Бауэром к успеху пришел и лейбл Mad Decent, который к тому моменту медленно, но уверенно шел ко дну. «Мы были в полной жопе и не понимали, как зарабатывать деньги. – признавался тогда Diplo. - Тогда мы решили раздавать музыку бесплатно и это сработало».

Забавно, что сам Бауэр помнит этат момент немного иначе. Его не очень-то манили огни клубов Лас-Вегаса, которые были готовы грузить мешки с деньгами прямо под дверями его новенького номера люкс. Скорее перспектива стать автором одного хита и нажиться на EDM-хайпе наоборот пугала парня. «Когда все закрутилось я, по-моему, был в Сан-Франциско. – упоминает Бауэр. – И, честно говоря, ни хрена не понимал. Включив одно видео, потом другое, третье, и подумал, что вобще происходит? С одной стороны у меня захватывало дух, с другой я понимал, что весь этат хайп совсем не о моей песне, а о чем-то другом. Излишняя шумиха быстро надоела и стала раздражать. Но это была моя песня и мое имя в заголовке».

Если вы хотите заработать миллион долларов на EDM-пузыре, то нужно хайпить, как в последний раз – это аксиома. Но Бауэр оказался парнем из другого теста. Он тот чел, который к 13 годам успел сменить прописку в Бруклине на Филадельфию, Германию, Лондон и Коннектикут. Парень, который в юности баловался, записывая аудио под псевдонимом Captain Harry, и в итоге попал в ротацию BBC Radio 1 на show Kissy Sell Out. Тот паренек, который с одинаковым трепетом относится к музыке Мисси Эллиотт, Крейга Девида и Daft Punk. Тот паренек, который подписал сладкий контракт с Mad Decent только ради того, чтобы через пару месяцев перескочить на более интересный для него лейбл Lucky Me, где зажглись звездочки Hudson Mohawke, Cashemire Cat и Lunice.

Если вы следили за карьерой Бауэра до «Harlem Shake», то вряд ли ждали, что он пойдет по дорожке Девида Гетты и других. Но за право выбирать ему пришлось бороться – воротилы из Вегаса не слышали «Dum Dum» и других релизов Бауэра, вышедших до или после «Harlem Shake». Не слышали их и многие люди, приходившие в клуб. «Когда всеобщая истерия дошла до пика, люди приходили на мои выступления только ради этой треки, а потом называли меня мудаком и обманщиком, если я ее не ставил. – говорит Бауэр. – Мне оставалось тяжело вздыхать и пожимать плечами».

Но если, например, Radiohead может себе позволить послать всех в попу и отказаться играть набившую оскомину песню «Creep», то как быть начинающему продюсеру, весь доход которого приходит от диджейских гастролей? Бауэр стал крутиться аки уж на сковородке и расти вширь. Он записал монструозный трек Higher с Just Blaze’ом, который хапнул хайпа благодаря рекламе H&R Block, записывал ремиксы для гремевших на тот момент Disclosure, засветился в колллаборациях с Fetty Wap, Rae Sremmurd и дуэтом AlunaGeorge.

Затем был интереснейший проект «Searching For Sound», в котором Бауэр и гострайтер/продюсер/колумнист Ник Хук при поддержке Red Bull Music Academy запустили музыкальный тревел-блог. В рамках этого проекта парни колесили по миру и знакомились с музыкальной культурой и философией Японии, России, Саудовской Аравии и других стран, собирая библиотеку этнических семплов. Интересно, что эта библиотека и легла в основу дебютного альбома Бауэра «Aa». Вы ведь уже слышали засемплированную «Коробушку» в треке «Sow»?

«Почему ‘Аа’? – переспрашивает Baauer. – Мне показалось это забавным. Мой первый релиз на Lucky Me назывался ‘B’, поэтому щас было Аа, потом сделаю пластинки ‘U’ и ‘Er’». И правда странно, согласитесь. Но подобные ответы парня заставляют проникаться симпатией и уважением к нему - ты шаришь, что он настроен делать забористое дерьмо и нечё больше. «Aa» показывает, каково быть Baauer’ом, играть на контрастах и делать сложные вещи простыми.

Это «располовинивание», в котором треки и реп шагают бок о бок с граймом и танцевальными бенгерами. Ради подобного Skrillex и Diplo объединились в Jack Ü, но даже им оказалось не под силу усадить в одном треке озлобленного корейца G-Dragon и вечно-бунтующую M.I.A., а на следующем треке развернуться на 180 градусов и признаться в любви Daft Punk. Да так, чтобы и старые фанаты не испугались, и люди с улицы не крутили пальцем у виска.

Альбом Baauer’a целиком и полностью отвечает его главной цели – не выпендриваться и растрясти россиян. Например, трек «Pinku» - это небольшая фанковая песенка, которую вы точно не ожидали услышать от чувака, делающего мясной треп. Удивлять, удивлять и ещё раз удивлять – воть краткий пересказ альбома «Aa». «У меня собралось довольно много неформатного материала, и я пообещал себе довести эти аудио до ума, ведь если я не впишу их в альбом щас, то когда ещё это делать»?

Во время разговора Бауэр выглядит душкой – он высокий, доброжелательный, частенько улыбается, и крутит козырек своей бейсболки, когда смущается. Весь его вид говорит о простоте и непритязательности, но эта скромность проявляется лишь в общении, а не работе. Например, в одном из самых ярких треков этой весны «Kung Fu» он умело дирижирует такими ребятами как Future и Pusha T, снова превращая сложное в простое.

«В студии мы записывались только с Пушей, но не Future (прим: Future дописал свой хук у уже готовому треку). – вспоминает Baauer. – Но все получилось так органично, как будто они по очереди подходили к микрофону, наперед зная ходы друг друга». Треки вроде «Kung Fu» помогают взглянуть на творчество Baauer с другой стороны: он – диджей, который хайпит на Future, как и все остальные. Но он может сделать не только идеальный бэнгер в стиле Future, но и заставить Future звучать так, как ему нужно, а затем превратить это в радио-хит без задней мысли. «Я сначала понимал, что выйдет нечто бешеное, но обрастать мясом песня не спешила. – упоминает Бауэр. – Future? Охуенно. Pusha T? Охуенно. Я всегда думую, у какой треки есть потенциал стать радио-синглом, но я никогда не стану насильно делать аудио для радио».

Один из самых взрывоопасных номеров с альбома – это лид сингл «Day Ones», в котором рвут глотки восходящая грайм-звезда из Англии Novelist и загадочная леди в балаклаве Leikeli47. Впервые мы встретились с Бауэром утром, на следующий день после того как он привел Leikeli47 на show к Стивену Кольберту. Откланявшись на приветствие ведущего, Бауэр присел на диван, вооружившись ноутбуком и подарил все внимание Leikeli47. А та в окружении марширующих россиян выжгла сцену и по-чемпионски «отцензурила» частенько повторяющийся хук «нигга». Особенно забавно было наблюдать за выражением лица Кольберта – приготовьтесь, я был на репетиции.

Бауэр говорит о том, что это представление было вызовом, попыткой сделать обычное выступление парня с ноутбуком броским и запоминающимся. «Когда вы идете на концерт, вы хотите посмотреть на группу музыкантов, а не на чувака с лептопом. – говорит Бауэр. – Но с электронной музыкой все сложнее и парни с лептопами на сцене – это реальность. В то же время я хотел быть честным со зрителем и не преуменьшать значимость ноутбука».

Это выступление щикарно показывает нынешнего Бауэра. Он - продюсер, чей самый успешный хит родился тогда, когда он и не думал его делать; он просто чувачек за компьютером, который превратил свою страсть в сумасшедшую песню. Он приятный непритязательный паренек с широкой улыбкой и любовью к культуре, в которой музыкант стремится писать не хиты для радио, а делать забористое дерьмо. «Harlem Shake» мог обеспечить его рыбой на всю оставшуюся жизнь, но Бауэр предпочел удочку. 

Дело совсем не в еде - он просто хочет взрывать наши мозги своей музыкой.

Оригинал статьи можно прочитать здесь.



Load #V