Time to cook! В России объявился свой Хайзенберг, и отечественная версия оказалась куда более крутой, чем приключения из сериала Breaking Bad. По крайней мере, зар...

Текст дня: два химика из Перми за десять лет изготовили наркотиков на 54 миллиарда долларов

T

Time to cook!

В России объявился свой Хайзенберг, и отечественная версия оказалась куда более крутой, чем приключения из сериала Breaking Bad. По крайней мере, заработали наши намного больше, едва ли не в сотни раз больше! Однако обо всём по порядку. 

В Перми вынесли приговор Илье Кудрявцеву и Александру Недугову, наладившим производство и поставку в Европу и Армению высококонцентрированного сырья 1-фенил-2-пропанон. 

Из этого самого сырья в нарколабораториях получали амфетамин. 

За восемь лет пермское предприятие выпустило 100 тонн наркотического концентрата, из которого было изготовлено 3,5 миллиарда таблеток. Сырье вывозилось из России под видом моющего средства или топлива.

Далее приводим текст tjournal, написанный на основе расследования сайта lenta.ru

  Своё предприятие под именем «Тривектр» профессор химии Павел Кудрявцев открыл в 1999 сезоне, после чего прибег к помощи пока одного химика из Прибалтики — Александра Недугова. Они начали производить высококонцентрированный 1-фенил-2-пропанон под торговым наименованием метилбензилкетон (МБК или БМК).

Оборот БМК в России тогда не регулировался, однако перевозить через границу его было нельзя, поэтому поначалу Кудрявцев использовал контрабанду — вещество заливалось в дополнительные топливные баки и пряталось за непроницаемой перегородкой, тогда как в верхнюю часть резервуаров заполняли бензином. По бумагам МБК продавался подставным фирмам-однодневкам через компании, зарегистрированные на Илью Кудрявцева, сына Павла, хотя на самом деле складировался в Московской области — до прибытия «зарубежных партнёров». 

В 2006 сезоне наркополицейские задержали одну из партий БМК и след сразу же привёл их к старшему Кудрявцеву, который тогда успешно доказал, что это вещество нужно не только для производства наркотиков, но и в промышленных целях, что было неправдой. Лишь много позднее следствие доказало, что это всего лишь уловка — на самом деле в таком объеме БМК нигде, кроме подпольного наркопроизводства, не востребован, о чем доподлинно знали отец и сын Кудрявцевы, анализировавшие рынок сбыта производимого вещества. из заявления наркоконтроляПока наркополицейские задерживали партнёров Кудрявцева в Литве и других странах Европы, сам химик не сбавлял обороты. В 2007 сезоне он переоснастил своё производство и начал выпускать натриевую соль из БМК, которую можно было вывозить за границу легально, как моющее средство, а затем с помощью несложной химической реакции обратно превращать в БМК. Издержки на контрабанду снизились, а вместе с этим выросла и прибыль. Роковым для Кудрявцева и Недугова стало сотрудничество с владельцем бывшего ереванского НИИ «Химтек» Самвелом Хачатряном. Они договорились о поставке соли в Армению, а также научили сотрудников местного предприятия превращать её в амфетамин. 

Именно письменные инструкции, обнаруженные следователями в Ереване в 2012 сезоне, стали одним из самых веских доказательств против пермских химиков. Только в одну Армению Кудрявцев и Недугов поставили материал, который в виде конечного продукта оценивается примерно в три миллиарда долларов. За восемь лет своешенького существования подпольное пермское предприятие выпустило около 100 тонн концентрата, из которого было изготовлено порядка 700 тонн наркотика или 3,5 миллиардов таблеток. 

Общая прибыль производителей, контрабандистов, нарколабораторий и сетей дистрибуции оценивается в 54 миллиарда долларов. В 2010 сезоне в России полностью запретили БМК, и пермское предприятие обанкротилось. Павел Кудрявцев на текущий момент объявлен в международный розыск. По словам его жены, он находится в Израиле, где «опубликовал четыре монографии в Германии и Великобритании, более 40 статей и получил два американских патента». 

7 июня перед пермским судом предстали 35-летний Илья Кудрявцев (сын Павла) и 61-летний Александр Недугов. Первого приговорили к 17 годам и шести месяцам лишения свободы, а второго — к 12. Оба будут отбывать в колонии строгого режима. Расследованием дела в России занималась ФСКН, которая в его процессе была расформирована и стала частью МВД.

Интересно, смотрели ли наши наркобароны Breaking Bad, и, если да, что чувствовали при этом? 



Load #12